13.05.09 - 12:11 | Новая цензура, или Гласность по-судейски
Недавно президент вышел с законодательной инициативой: суды обязаны в 30-дневный срок реагировать на запросы СМИ. И хотя требование не носит немедленного характера, в краевых газетах появилось сообщение, что в крайсуде тут же прошло совещание с некими журналистами и что даже намечено создать специальные структуры для лучшего информирования. Оно бы обрадоваться от такой судейской прыти, да не получается. Один раз уже обрадовались - и, как оказалось, зря.

Новая цензура, или Гласность по-судейски

Недавно президент вышел с законодательной инициативой: суды обязаны в 30-дневный срок реагировать на запросы СМИ. И хотя требование не носит немедленного характера, в краевых газетах появилось сообщение, что в крайсуде тут же прошло совещание с некими журналистами и что даже намечено создать специальные структуры для лучшего информирования. Оно бы обрадоваться от такой судейской прыти, да не получается. Один раз уже обрадовались - и, как оказалось, зря.

Для Москвы и для окраин
Обрадоваться не получилось, потому что вспомнилось не столь давнее совещание, в том же краевом суде, где большой зал наполнился руководителями СМИ и судов края. Семинар проводила московская знаменитость, руководитель Фонда гласности Алексей Симонов. Подготовился выступить на совещании и я. Хотел рассказать, как Первомайский суд Краснодара, в отсутствие по болезни представителя нашей редакции, принял заочно решение взыскать в пользу краевого ГУВД (не конкретных лиц, а именно ГУВД, которое не может испытывать моральных страданий и получать компенсацию морального вреда) 3 000 000 рублей за этот самый вред. По существу это означало экономическое уничтожение редакции.
Думал рассказать еще более забавную историю, про иск судьи из Туапсинского района. Ни одного факта из нашей публикации судья в своем исковом заявлении не опровергал. Да и мнения ни одного не опровергнул. Ему не понравились пословицы, поговорки, сравнения. Это не помешало все тому же «гвардейскому» Первомайскому суду принять решение о публикации нами опровержения и выплате обиженному судье 150 000 рублей. Краевой суд полностью продублировал это совершенно нелепое решение. Мы попросили у суда разъяснить: что же нам опровергать-то – пословицы и поговорки? Ни от суда, ни от истца никаких разъяснений не последовало. На удивление спокойно на отсутствие опровержения отреагировали и приставы, которые обычно «впиваются как бульдог в кость». Видимо, «операция» так с самого верха и была спланирована: отнять у журналистов и без того копеечную зарплату в пользу судьи, а опровержение не печатать, чтобы не превращать суд в посмешище.
Много чего любопытного хотелось рассказать мне на совещании, но… сработал кубанский патриотизм, да и выступление председателя краевого суда Чернова заставило чуть ли не прослезиться. После него я написал заметку под заголовком «Судьи и журналисты побратались». А прозвучало на совещании в приказном тоне буквально следующее. Судьи не должны судиться с газетами и тем более не требовать с них материальной компенсации. Они должны идти в большое журналистское жюри, доказывать там свою правоту и после публикации решения жюри в «обидевшем» СМИ никаких претензий больше не предъявлять. Прекрасное решение!
В цивилизованных странах судьи не судятся с журналистами. Может быть, потому что всегда твердо убеждены в том, что действовали в строгом соответствии с законом? А может быть, просто уважают любое мнение, пусть даже и глубоко ошибочное, как это принято при демократии.
Прозвучала на совещании и мысль о том, что судья не должен бояться комментировать решение суда для прессы. С одобрением вспомнили решение Верховного Суда России о том, что размеры компенсации морального вреда не должны экономически

разрушать редакции СМИ.
Много чего приятного услышали руководители СМИ на той встрече. Казалось, дальше будет торжество закона, демократии и свободы. Однако только казалось. Недавно председатель Усть-Лабинского суда Курганский и судья того же суда Богдановский

подали в суд на редакцию газеты «Труд-Кубань». При этом они предварительно не обратились не только в большое журналистское жюри, но и даже в редакцию газеты. А их материальные требования таковы, что в случае признания в кризисный период

просто уничтожат издание. Кстати, мы не знаем случая, когда при определении размеров компенсации морального вреда выполнилось решение высшей судебной инстанции и судьи поинтересовались: каковы доходы издания, какова рентабельность. В

расчет берутся только аппетиты истцов. Непонятно и другое: зачем проводилось то совещание с участием Алексея Симонова? Чтобы пустить пыль в глаза? Или наши судьи настолько не уважают председателя крайсуда, что его совершенно разумное

требование для них никакого значения не имеет?
К вопросу
о запросах
Не будучи юристом, не хочется подвергать сомнению эффективность новой инициативы президента, о которой говорилось выше. Но в законе о СМИ черным по белому записано, что все государственные органы обязаны в течение семи дней реагировать

на запрос информации от СМИ. Насколько нам известно, суд является именно государственным органом. Может быть, новый закон потребовался потому, что президент осведомлен о том, как судьи реагируют на запросы СМИ.
На протяжении многих лет ни один наш запрос информации, ни одна читательская жалоба, отправленная в крайсуд, не вызвала никакой реакции. А ведь в краевом суде есть пресс-служба, и остается только догадываться, чем она занимается на деньги

налогоплательщиков...
Мы отлично понимаем, что не вправе вмешиваться в какие-то незавершенные дела, влиять на суд. Хотя и в этом случае вправе были рассчитывать на «ответ вежливости» из пресс-службы. Нет, нас интересовали отнюдь не конкретные дела.
В частности,

хотели мы узнать, по каким причинам расстался со своей должностью председатель Прикубанского суда Краснодара. Мы хотели знать это потому, что наши доблестные чекисты расследуют дело об ущербе государству на сотни миллионов, если не

миллиардов рублей. По фиктивным решениям Прикубанского суда земли сельхозинститута и других государственных организаций оказались в частных руках. Помощники судей, стряпавшие эти решения, оказались за границей, идет их экстрадиция. Вправе ли

общество знать об ответственности тех или иных лиц? Вправе. Но ни на этот, ни на аналогичные запросы, как мы уже писали, ответа не последовало. А ведь надо было просто взять ручку, написать ответ и отправить его в редакцию. Какие журналистские

структуры «лепятся» сейчас при краевом суде для обеспечения этой простой и всем понятной процедуры?
Нет, зря я тогда не выступил! Второй-то раз Алексей Симонов к нам вряд ли приедет. Россия большая.
Сергей Поживилко

поставить закладку | версия для печати

МЕНЮ

Опрос

Как часто Вы покупаете газету "АиФ"?

каждую неделю
раз в месяц
когда придется
никогда

Проголосовало: [ 373]

Copyright c 2003 Интернет-издание "ВашаГазета.ру"
Все материалы, содержащиеся на данном сайте, защищены законом об авторских правах.
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на www.vashagazeta.ru обязательна.