05.05.08 - 19:23 | «Разыскивается родными с 1945 года!»
Через 63 года туапсинка Зинаида Узунян узнала, что у нее другая фамилия. Она разыскала родных, с которыми в пятилетнем возрасте в блокадном Ленинграде ее разлучила война.

«Разыскивается родными с 1945 года!»


Через 63 года туапсинка Зинаида Узунян узнала, что у нее другая фамилия. Она разыскала родных, с которыми в пятилетнем возрасте в блокадном Ленинграде ее разлучила война.


У тебя
другая фамилия...
– Дочка, сядь поближе, – попросил папа. Он уже давно не поднимался с постели. Жестом показал Зине на место подле себя и, собравшись с духом, вымолвил:
– Прости, дочка! Прости!
– Что ты, папа! – испугалась Зина. – Это ты меня прости.
Я такая была своенравная, беспокойная.
Он закрыл глаза:
– Не могу уйти в мир иной с тяжестью на сердце. Твоя фамилия не Папазян и даже не Варельджян (после нашего с мамой развода), а Ваншель. Ты из Ленинграда. Мы взяли тебя из детского дома в Майкопе, когда фашисты были близко. Хотели спасти. Спасли. А семье твоей не вернули. И сделали все, чтобы ты была с нами. Прости… Может, тебя ищут. Ты взрослая, может, и сама найдешь кого-то…
С этого момента жизнь Зинаиды Узунян раскололась надвое.
Где ты была, мама?!
…После стольких лет забытья память начала подбрасывать Зинаиде Львовне образы, которые она не помнила уже лет 50.
- Помню, как меня, маленькую девочку, за руку ведет в детский дом мужчина. Кто он? Брат? Отец? Не знаю. Высокий, в военной форме… Потом помню поезд, взрывы, крики детей… Приезд в чужой город…
Отчетливо помнит и тот момент, когда ее из детского дома забрала приемная мама. Дети обедали. А две женщины пришли в детдом. Малыши не знали, что над их жизнью снова нависла угроза. К Майкопу подходили фашисты, все эвакуировались, а детский дом опоздал. Но и оставаться было нельзя – в детдоме были дети военнослужащих Красной Армии. Вот и объявили по радио, чтобы все, кто может, забрали к себе хотя бы по ребенку…
- И когда я увидела свою маму (а это была Вартуш Мисаковна Папазян), то бросила ложку, кинулась к ней в ноги и закричала:
– Мамочка! Я так давно тебя ждала, где ты была? Возьми меня, я всегда тебя буду слушаться!
«И та, и другая -
одно лицо...»
А тех ребятишек, которых не разобрали, фашисты убили. Всех… На глазах у майкопчан…
Итак, бездетная семья Вартуш и Левона Папазян взяла Зину к себе. Войну пережили, голод, было время, когда Левон прятал жену и дочку в землянке в лесу. Уже много позже, когда она разыщет настоящих родных и с трепетом возьмет в руки старые фотографии, чтобы вглядеться в родные незнакомые лица, поразится сходству Вартуш и родной матери. Просто одно лицо… Да и отчество ее – Левоновна -
плавно и органично перетекло в «Львовна»...
Зина выросла в армянской семье, научилась говорить на языке своих обожаемых родителей (до сих пор по-русски говорит с легким акцентом!), переняла все обычаи и стала настоящей армянской невесткой - вышла замуж за выходца из Армении, родила ему троих сыновей.
И стала такой же мудрой, как и ее приемная мама.
Судьбоносная случайность
Она прожила обычную жизнь, как многие из нас. Училась, работала, растила детей.
И не знала, что ее с 1945 года разыскивает родня. Та, ленинградская. Что тот высокий человек – ее родной дядя. Что именно он спас ее в голодном Ленинграде.
Его, бойца Красной Армии, командировали с Ладожского озера эвакуировать ленинградский детский дом. Выкроил час и побежал навестить сестру, принес ей нехитрый военный паек. То, что он увидел в квартире сестры, потрясло его – двери настежь, все вещи перевернуты и – никого нет… Лишь на кровати тюк белья. Повинуясь какому-то безотчетному чувству, дядя стал срывать одеяло, белье и бросать все это на пол. Когда сорвал последнюю тряпку, увидел девочку. Нет, обтянутый кожей скелет. Она была почти бездыханна. Он отпоил ее сладким чаем, тепло одел и повез к тем детям, которых отправляли на большую землю.
Вот так - не случись командировки, не загляни дядя к ним в дом, и никто бы никогда не вспомнил и не узнал о маленькой Зине…
Много позже семья узнала, что же тогда случилось с родителями Зинаиды. Их, инженеров одной из ленинградских фабрик, арестовали за то, что они получали хлеб и на имя старшей дочери, которая еще раньше эвакуировалась с бабушкой. Хотелось подкормить маленькую. Но кто-то донес. Их увезли и, скорее всего, расстреляли по законам военного времени. А ребенка под бельем не заметили. А может быть, в последний момент, родители ее так спрятали …
«Я должен
вернуть ее
в семью...»
После войны дядя, Дмитрий Цибульский, начал искать Зину. Приезжал в этот детский дом, был рядом – ведь тогда Зина с приемными родителями жила под Майкопом, но кто же знал?! Когда ее сестра после войны вернулась в Ленинград, тоже пыталась ее найти - посылала запросы… Так и прошла жизнь. Уже перед смертью в 2001 году продолжать поиски Зины Дмитрий Цибульский завещал своим детям: «Я отдал ее в детдом и должен был вернуть в семью». Он и умер с именем Зины на устах.
В 90-е годы его семья переехала в Америку. Работящие люди нашли себе дело и сейчас уже крепко стоят на ногах.
А дочка сестры Людмила живет в Германии.
Прожить
еще одну жизнь
Поиском занялся средний сын Валентин. Он – адвокат, живет в Новороссийске. Несколько лет посылал запросы в разные инстанции. Однажды они поехали в тот самый детский дом. И – о чудо! – служительница, пожилая женщина, вынесла папку с документами. И списки детей!
– С замиранием сердца мы отыскали мою фамилию, – рассказывает Зинаида Николаевна, –
и я увидела, что напротив написано: «Привел дядя – боец РККА». И еще: «Разыскивается родными с 1945 года!»
Тогда они все материалы передали в программу «Жди меня». И снова чудо! – именно в тот год в эту же программу обратилась племянница Зинаиды Львовны Людмила, та, что в Германии. Ведь и ей Дмитрий Цибульский, мамин брат, твердил как заклинание: «Найди Зину!»
…На передачу она поехала с Валентином. Из Германии приехала Люда с мужем. Но им не сказали, что они друг друга увидят… Когда Мария Шукшина взяла ее за руку и подвела к племяннице, Зинаида Львовна, превозмогая боль в сердце и слезы, душившие ее, сказала Маше: «Все у вас в передаче плачут, а я вот не буду. Это же радость какая!»
- …Я словно заново родилась, - говорит теперь Зинаида Львовна, -
как будто окунулась в сказку о потерянном времени. Не знаю, что бы было со мной и кем бы я стала, если бы не война, блокада и все то нечеловеческое горе, которое довелось пережить. Но я счастлива, что сейчас у меня появились новые родные мне люди. Судьба дала мне шанс прожить еще одну жизнь…
Марина Тугаева,
Светлана Светлова



поставить закладку | версия для печати

МЕНЮ

Опрос

Как часто Вы покупаете газету "АиФ"?

каждую неделю
раз в месяц
когда придется
никогда

Проголосовало: [ 374]

Copyright c 2003 Интернет-издание "ВашаГазета.ру"
Все материалы, содержащиеся на данном сайте, защищены законом об авторских правах.
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на www.vashagazeta.ru обязательна.