25.03.08 - 15:25 | Телохранитель Ее Величества
Недавно наша газета написала о сестре Николая II - Ольге Александровне, которая некоторое время жила на Кубани, в станице Новоминской, увлеклась живописью, став впоследствии известной художницей; там же родился ее младший сын - Гурий (см. «АиФ-Юг» N 7). Мы продолжаем рассказ о знаменитых земляках, волею судьбы связанных с императорской семьей Романовых.

Телохранитель Ее Величества


Недавно наша газета написала о сестре Николая II - Ольге Александровне, которая некоторое время жила на Кубани, в станице Новоминской, увлеклась живописью, став впоследствии известной художницей; там же родился ее младший сын - Гурий (см. «АиФ-Юг» N 7). Мы продолжаем рассказ о знаменитых земляках, волею судьбы связанных с императорской семьей Романовых.


Новоминский казак был адъютантом генерала Голицына, солдатом лейб-гвардии последнего русского царя и охранником его матери - императрицы Марии Романовой.


После военной службы в Ейском полку новоминский казак Тимофей Ящик был командирован в Тифлис - в конвой главнокомандующего на Кавказе князя Голицына. В 1904


поехал с ним в Петербург, где при отставке князя остался в собственном Его Императорского Величества конвое в лейб-гвардейской II-й Кубанской казачьей сотне.


Через три года уволился с мундиром и значком за службу. Пять лет Ящик прожил в Новоминской, занимаясь землепашеством и воспитанием детей, а в 1914 вновь был


призван в конвой Его Величества.
Избранный
царскою волей
- Ящик… Мне кажется, что я раньше слышал эту фамилию, - произнес Николай II, обходя длинную шеренгу претендентов на должность лейб-казака его гвардии. На что


Тимофей Ящик без робости ответил: «Ваше Величество, мой брат, который старше меня на
12 лет, служил в царской гвардии». Император быстро и внимательно


взглянул на смелого казака и произнес: «Я беру этого Ящика!» Было тогда Тимофею Ксенофонтовичу 36 лет. А через три месяца началась война, и Ящик ушел на


фронт добровольцем.
В 1916-м новоминского казака неожиданно вызвали в столицу к Ее Величеству императрице Марии Федоровне.
- Когда я предстал перед вдовствующей императрицей в ее петербургской резиденции - Аничковом дворце, она приняла меня с ужасом, - вспоминал потом Тимофей


Ящик.
- Как же ты выглядишь? – разочарованно произнесла Мария Федоровна, окинув его удивленным взглядом. - Царь рассказывал мне, что ты настоящий лейб-казак с


длинной красивой бородой и ухоженными волосами, но ты же почти лысый!
Тогда Тимофей Ксенофонтович именно так и выглядел. На фронте длинные волосы, чтобы избежать вшей, стригли под машинку, да и бороду укорачивали. Новоминский


казак хорошо понимал, что императрицу разочаровала его внешность, так как царь персонально указал на него в числе трехсот человек, которые подходили для


должности охранника Ее Величества.
Тимофей с достоинством попросил прощения у императрицы за свой внешний вид и пообещал сделать все возможное, чтобы исправиться. Тогда Мария Федоровна


рассмеялась и кивнула находчивому голубоглазому казаку в знак согласия.
Впоследствии новый камер-казак царицы снискал и ее уважение, и расположение. В дневниковых записях императрица называла своего охранника не иначе как «мой


милый Ящик…»
…После отречения от престола царя Николая II Мария Федоровна выехала в Англию к своей сестре – королеве Великобритании, а затем на свою Родину – в Данию, к


своим родителям – королю и королеве Дании, где ее знали раньше как принцессу Дагмар. Вместе с ней, верный присяге, поехал и Тимофей Ящик. Он считал, что


настоящие казаки присягают в жизни лишь раз.
Часы с секретом
В один из летних вечеров новоминский журналист и краевед Ноха Султханов сидел на берегу реки Албаши с друзьями-станичниками.
- Вот ты собираешь разные материалы о наших знаменитых земляках. А тебе слабо рассказать о казаках 4-го Гвардейского кубанского казачьего кавалерийского


корпуса, среди которых было немало новоминчан? – спросил его колхозный водитель Николай Петренко.
- Обязательно расскажу! - пообещал тот.
Тогда Петренко достал из внутреннего кармана пиджака завернутые в белый платок серебряные часы. На верхней крышке славянской вязью было четко выгравировано:


«Адъютанту Его Превосходительства генерала Голицына Тимофею Ящику». Часы были изготовлены знаменитой фирмой Павла Буре – поставщика часов двора Его


Величества. На крышке стояла и дата – 1914 год.
- Откуда они у тебя? – выдохнул пораженный краевед. - Ведь это историческая реликвия!
Водитель ничего не ответил, молча взял часы и положил в тот же платок. Помолчав, добавил: «Тимофей Ящик – наш станичник, охранял царицу. Больше я о нем


ничего не знаю. Часы были подарены кем-то моему отцу. Но кем и когда, ничего не знаю. Да и вспоминать о нем небезопасно. Понял?»
Тогда Ноха Султханов не почувствовал, что ухватился за ниточку, которую придется тянуть не год, не два, а целых тридцать лет. Именно столько ему


понадобилось, чтобы узнать все о судьбе камер-казака Ее Императорского Величества Марии Федоровны Тимофея Ящика, часы которого он держал в тот памятный


вечер…
Продолжение читайте в следующем номере.
Марина Тугаева, Дарья Ерохина, фото из личного архива А. Червоненко



поставить закладку | версия для печати

МЕНЮ

Опрос

Как часто Вы покупаете газету "АиФ"?

каждую неделю
раз в месяц
когда придется
никогда

Проголосовало: [ 374]

Copyright c 2003 Интернет-издание "ВашаГазета.ру"
Все материалы, содержащиеся на данном сайте, защищены законом об авторских правах.
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на www.vashagazeta.ru обязательна.