17.12.03 - 13:55 |
Редактор на заказ
В начале прошлого века пьянящий воздух неокрепшей российской демократии кружил головы всем – от октябристов до черносотенцев.


Редактор на заказ


В начале прошлого века пьянящий воздух неокрепшей российской демократии кружил головы всем – от октябристов до черносотенцев. Царь не успевал созывать и распускать очередную Думу. Депутаты бойкотировали, призывали, протестовали. Студенты сачковали, митинговали, протестовали. Журналисты публиковали, язвили и тоже протестовали. Власти искренне возмущались и сажали тех, кто протестовал. Скучно не было никому. На дворе стоял май 1907 года.


Тоска типографа


Свобода – штука сложная. Кому радость и веселие, а кому – убытки подсчитывать. Сергей Васильевич Борисов особой радости от свалившейся на голову свободы никак не испытывал. Все было бы ничего. Дело спорилось в руках екатеринодарского типографа. Еще чуть-чуть, и удастся выплатить оставшуюся сумму прежнему владельцу, и типография "Основа" – заветная мечта крестьянского сына Борисова – полностью перейдет в его собственные руки. Да тут кто как сглазил.


После царского манифеста об этих, будь они неладны, свободах. И братца нелегкая принесла. Якова Васильевича. До манифеста какой уважаемый человек был! Учительствовал, в Москве журналы редактировал, детские книжки писал. Нет, в Думу ему видите ли захотелось. Что ж, избрали его в прошлом году, да Думу разогнали. Осерчал тут братец. И враз таким левым стал, что жуть брала. Газету задумал издавать. Из-за нее, проклятой, чуть типографию совсем не закрыли.  


"Степь" так "Степь" кругом


Вернулся брат-газетчик в Екатеринодар и уговорил брата-типографа. Название смирное придумал – "Степь". Издавай, продавай, да барыши подсчитывай. Ан, нет, барышей не случилось. Прочитал начальник Кубанской области, Николай Иванович Михайлов, первый номер и за голову схватился. Что ни статья – то крамола. Стукнул генерал-лейтенант кулаком по столу и прихлопнул газетенку на веки вечные.
Но братец Яков не унимался. От имени жены своей подал прошение на открытие новой. Над названием долго не мудрствовал – "Степь широкая". В канцелярии начальника области толком не разобрались и выдали разрешение. Тут-то конфуз и случился.


Пролистал свежий номер "Степи широкой" генерал и глазам своим не поверил. Что же это во вверенной ему области делается? Авторы те же, статьи подрывные, а газетенка еще злее стала. Рассердился генерал и выдал всем сестрам по серьгам. Газету вредную запретил, редактора выслал, а типографию приказал прикрыть.


Мольба типографа


И возопил крестьянский сын Сергей Борисов. Братец-то единоутробный в Москве в ус себе не дует, расстегайчики кушает да, по слухам, еще и "Степь зеленую" затеял (будто тех двух "Степей" мало). А типографию-то прикрыли. А семью чем кормить прикажете? С рабочими рассчитываться? Кредиторы волком косятся. И решился Сергей Васильевич на письмо слезное. Во всех грехах сразу покаялся.От братца коварного напрочь открестился, девять душ детей мал мала меньше да жену болезную отдельно упомянул, о рабочих опечалился.


Крутоват бывал генерал Михайлов, да отходчив. Пересчитал еще разок всех борисовских чад и сменил гнев на милость. Через неделю дозволил вновь открыть типографию, взяв с нерадивого обязательство не печатать более ничего "нелегального".


Искуситель Кривенко


В тот год судьба бесцеремонно отвернулась от Борисова. Не успел перевести дух перепуганный владелец типографии, и, как любят писать в детективных романах, – в дверь постучали. На пороге стоял незнакомец, отрекомендовавшийся мещанином Николаем Евсеевичем Кривенко, жительствующим в Екатеринодаре по Длинной улице в доме №62. Нежданный визитер сразу же перешел к делу. Он желал издавать газету "Северо-Кавказский приказчик" и печатать ее именно у Сергея Васильевича, ибо наслышан, что типография его заказы выполняет качественно и в срок.


Речь и манеры посетителя как-то не очень вязались с обликом редактора. Кривенко был суетлив, бестолков и косноязычен. Но нынче  кого только среди редакторов-издателей не встретишь. А заказ есть заказ. Поскреб Сергей Васильевич макушку, да и ударил с клиентом по рукам.


Новоиспеченный редактор


День явно удался. Радостно насвистывая, Кривенко спешил в трактир, где его дожидалась развеселая компания. Когда еще так повезет! Еще вчера Николай Евсеевич на все лады проклинал мерзавца-хозяина, вышвырнувшего на улицу его, приказчика со стажем.


Но мир не без добрых людей. Подвернулись молодцы-приказчики, обедом угостили, чарку поднесли. Вроде и не местные, но душевные. Прознали, что без работы собрат по ремеслу мается, и предложили газету издавать про приказчиков. И делать-то ничего ровным счетом не надо. Сидишь себе важным господином и номер в печать подписываешь. А конторщик тебе денежки отсчитывает. Потому как все уважают. Ведь абы кого в редакторы не позовут.


Хлопали ребята-приказчики Николая Евсеевича по плечу, товарищем называли, денег немного на костюм подбросили. Тут же заявление на имя начальника Кубанской области и составили:
"Желая издавать под собственным редакторством в городе Екатеринодаре газету "Северо-Кавказский Приказчик" по программе, указанной ниже, и при том печатать в типографии "Основа"…


Крамола


В политической неблагонадежности мещанин Кривенко замешан не был, а потому два свидетельства на право издания, как и положено по закону, в указанный срок получил. Новоявленный редактор трудами по выпуску обременять себя не желал, в содержание не вчитывался, что газета журналом стала не заметил, и номер в печать с легким сердцем подмахнул.


Так, в воскресенье 10 июня 1907 года в продаже появился "Северо-Кавказский Приказчик, журнал, посвященный интересам торгово-промышленных служащих". Журнал так себе, но две статьи и фельетончик крайне возмутили наблюдающего за периодическими изданиями полковника Лебедева. Социал-демократы в городе объявились. Это почище борисовских "Степей" будет.


Почеркав подстрекательские статейки синим карандашом, полковник поспешил к генералу. Доколе крамолу на Кубани терпеть? И что себе этот гусь Кривенко позволяет? И вновь типография "Основа"!


Генерал повертел в руках журнальчик и повелел позвать прокурора. Хватит этим сукиным детям волю давать. Тираж конфисковать. Смутьянов наказать. "Приостановить издание газеты "Северо-Кавказский Приказчик" и закрыть типографию «Основа» на все время действия военного положения в области, а редактора-издателя названной газеты Николая Кривенко, подвергнуть к штрафу в размере трех тысяч рублей, а в случае неуплаты немедленно означенного штрафа – аресту при Екатеринодарской областной тюрьме сроком на три месяца".


От тюрьмы да от сумы


Таких денег у Кривенко отродясь не водилось. Друзья приказчики в одночасье испарились, и пришлось горемыке сменить редакторское кресло на нары. Тут-то и задумался бывший редактор о судьбе своей и о друзьях злокозненных. Слова так и рвались из измученной души зиц-редактора:
- Я никогда ни в каком движении не был замечен, ибо сам я недалекого знания. А потому и не мог редактировать газету содержащую противоправные статьи, что доказывает моя малограмотность.


По другую сторону решетки кары небесные на голову Кривенко призывал владелец закрытой типографии. Кредиторы и заказчики являлись наяву и в ночных кошмарах. Клялся и божился Борисов никогда впредь никаких газет и прочих журналов не печатать, а с журналюгами вовек не знаться.


Генерал смилостивился, но выдержал паузу. Типографию дозволил открыть через пару недель, а Кривенко на целый месяц оставил в тюрьме ума-разума набираться.
    
Юрий Лучинский



поставить закладку | версия для печати

МЕНЮ

Опрос

Как часто Вы покупаете газету "АиФ"?

каждую неделю
раз в месяц
когда придется
никогда

Проголосовало: [ 374]

Copyright c 2003 Интернет-издание "ВашаГазета.ру"
Все материалы, содержащиеся на данном сайте, защищены законом об авторских правах.
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на www.vashagazeta.ru обязательна.